Форма входа

Поиск

Статьи

Главная » Статьи » История » Край Воронежский

Петр Великий в Воронеже
  
Посещения Петром Первым Воронежа в 1696, 1698, 1699 и 1700 годах, описанные в предыдущих очерках, легко объяснимы и с позиций государствеиных задач России, и с позиций элементарной логики. Поездка же царя в Воронеж весной 1701 года не вполне понятна.
 
Дело в следующем. С Турцией в 1700 году был заключен мир, началась трудная для России война со Швецией - "Северная война". В первом же крупном сражении – в битве под Нарвой в ноябре 1700 года - русская армия потерпела тяжелое поражение, потеряла всю находившуюся в походе артиллерию. Перед этим шведами был разбит и капитулировал один из союзников России -Дания. Карл XII после Нарвы устремился на другого российского союзника - Польшу. Петр получил небольшую передышку, которую можно было использовать для мобилизации сил, укрепления армии. Казалось бы, царю в это время надо было находиться в столице, в Москве. Но Петр весной 1701 года снова едет в Воронеж и живет в нашем городе целых, 78 дней: с 23 марта по 8 июня!  
 
 Рискну высказать предположение, что поездка в марте 1701 года в Воронеж была предпринята Петром в некоторой мере для успокоения после нарвской неудачи. Пребывание в нашем городе всёгда благотворно влияло на еще молодого государя (в 1701 году ему исполнилось 29 лет). В Воронеже Петр занимался любимым делом - строи­тельством кораблей, среди мастеров здесь у него были приятели, друзья. Дела в Воро­неже в целом шли хорошо, и это тоже создавало приятный для государя "микро­климат". К тому же Петр, к 1701 году приобрел уже немалый опыт управления страной из Воронежа. Попутно нахождение государя в Воронеже оказывало сдерживающее влияние на Турцию. Как видно по документам, Петр не был полностью уверен в прочности русско-турецкого мира и, от­правляясь в Воронеж, возможно, учитывал и этот фактор.
 
Сведения о деятельности царя в Воро­неже в 1701 году можно получить главным образом из его переписки, поскольку доку­ментов мемуарного характера по этому пе­риоду не осталось. Письма Петра в Москву полны заботами об отливке новых пушек, о снабжении русской армии артиллерией. Он пишет об этом Андрею Виниусу 8 апреля ("Как возможно, для Бога, поспешайте ар­тиллерию"), затем 16 апреля, затем 14 мая ("Инженерам вели быть при артиллерии"). Государь продолжает заниматься строи­тельством кораблей, встречается с воронеж­ским епископом Митрофаном, благодарит, его за очередную передачу денег из церков­ной казны на жалованье матросам и кора­бельным мастерам. (Всего Митрофан пере­дал за два года царю семь тысяч рублей, сумму по тем временам немалую).
 
Весной 1701 года Петр I совершил не­сколько поездок по окрестностям Воронежа. Он осмотрел, в частности, устье реки Воро­неж, распорядился о последующем переводе туда готовых кораблей и устройстве там небольшой земляной крепости. Из числа лиц, сопровождавших царя в поездках, от­мечу начальника Адмиралтейского приказа Федора Апраксина, осуществлявшего тогда в Воронеже военную и гражданскую власть, вице-адмирала Корнелия Крюйса, царского фаворита Александра Меншикова.
 
В 1702 году Петр в Воронеж не приез­жал, лето и осень, он провел в северной части страны - в Архангельске, у Онежского озера, в Новгороде. В войне со шведами назревал перелом; в письмах Апраксину в Воронеж царь сообщает о первых победах, о взятии русскими войсками 13 октября шведской крепости Нотебург на реке Неве.
 
В Воронеже в 1702 году выполнялись прежние указания Петра. Продолжалось строительство новых кораблей. Некоторые готовые многопушечные корабли, включая "Предестинацию" и "Черепаху", были пе­реведены от города к устью реки Воронеж.
 
Три корабля, укомплектованные экипажа­ми, - "Разженое железо", "Святой Георгин" и "Святая Наталия" ушли из Воронежа в Азов. На остальные не хватало матросов и особенно офицеров. "Великую нужду имею в офицерах", - писал из Воронежа 2 мая 1702 года в Москву Апраксин.
 
В 1703 году царь приезжал в Воронеж дважды в феврале и в ноябре-декабре. Ос­новным источником для «выяснения конк­ретных фактов из жизни Петра в Воронеже в феврале 1703 года является сочинение голландского путешественника и «художни­ка Корнелия де Бруина, сопровождавшего царя в поездке. (Записки Корнелия де Бру­ина издавались неоднократно, последняя из публикаций на русском языке была осуще­ствлена в 1889 году в книге "Россия XVIII века-глазами иностранцев").
 
Петр приехал в Воронеж 5 февраля в сопровождении большой свиты и многих иностранцев: дипло­матов, купцов, предпринимателей, путешественников. Главной целью поездки был показ боевых воронежских кораблей. Царь  хотел,  чтобы прямые сведения о воронежском флоте через очевидцев проникли в Европу, до­шли до турок, чтобы Турция, испугав­шись могучего воро­нежского флота, ни в коем случае не всту­пила в войну против России. Сразу же от­мечу, что монарх до­бился поставленной цели. Показав евро­пейцам воронежские корабли, Петр от­правился к Балтий­скому морю, на бере­га Невы, где в мае 1703    года на отбитой у шведов земле заложил город Санкт-Петербург, будущую столицу России.
 
Корнелий де Бруин подробно рас­сказывает о кораблях. Около города "мы видели их на во­де пятнадцать, из которых самый большой о пятидесяти четырех пушках". В устье реки Воронеж, как пишет К. де Бру­ин, находилось тринадцать кораблей: "Одиннадцать военных и два грузовых для склада продоволь­ствия. Один из этих военных кораблей, выстроенный под надзором и указанием са­мого его величества (голландец имеет в виду "Предестинацию"), блистал перед всеми остальными всевозможными украше­ниями, и в нем капитанская каюта обита была ореховым деревом". Петр почти еже­дневно устраивал угощения для иностран­ных гостей, обычно - на кораблях, где они пили вино "при стрельбе из пушек".
 
Сохранилось несколько писем Петра, написанных в Воронеже в феврале 1703 года. "Здесь, слава Богу, все в добром по­рядке обретается", - пишет он 10 февраля Александру Меншикову. И далее: "Зимы здесь нет, и почал лед портиться". Андрею Виниусу государь из Воронежа шлет требо­вание о срочной доставке железа: "Зело здесь нужно доброе железо; того для, сколь­ко ты имеешь на Москве, три доли пришли, а у себя оставь четвертую долю. Сие учини, не мешкав".
 
Среди занятий царя в Воронеже Корне­лий де Бруин выделяет любопытную забаву: катание по льду реки на лодке под парусом, я голландец два раза заставал царя за этим занятием. Когда однажды Петр "забавлялся катаньем по льду на парусах, лодка его перевернулась при быстро сделанном им повороте, но он оправился и опять поставил ее в ход".
 
Перед отъездом из Воронежа Корнелий де Бруин зарисовал вид нашего города. Художник уехал в Москву 17 февраля. Петр еще некоторое время оставался в городе, точную дату его отъезда пока установить не удалось.
 
В конце ноября 1703 года государь снова приехал в Воронеж. Документов о его дея­тельности здесь в ноябре-декабре 1703 года почти не осталось. Из церковных источни­ков видно, что государь принял личное уча­стие в похоронах умершего воронежского епископа Митрофана. Ученым известно од­но-единственное письмо, посланное Петром в этот приезд из Воронежа. Оно адресовано генерал-адмиралу Федору Головину и имеет дату - 10 декабря. Речь идет о срочном печатании в Москве какой-то книги под названием "Толк о воротах". Вот текст письма: "Мин хер адмирал. Послал я к вашей милости книгу: Толк о воротах. Выправя, если в чем за скоростию не так, исправьте и велите печатать, чтоб до праз­дника вышла из дела. ПИТЕР"...
 
ПОСЕЩЕНИЯ 1705, 1709 и 1722 ГОДОВ.
 
 Очередной, девятый по счету приезд Петра I в Воронеж датируется 1705 годом. Анализируя сохранившиеся документы, я пришел к выводу о том, что важных госу­дарственных причин для поездки в Воронеж на этот раз, как и в 1701 году, у государя не было. Он уже привык управлять всеми делами страны из Воронежа и, когда появ­лялась возможность, устремлялся туда.
 
Царь приехал в наш город 21 февраля 1705 года. Он получил большое удовольст­вие от самого путешествия, о чем свиде­тельствует его первое письмо из Воронежа: "Дорога в степи зело хороша". Для России в  1705 году главным делом было ведение войны со Швецией. Карл ХII с войсками в это время находился в Польше, но в любой момент мог повернуть на восток и нанести удар по России, письма Петра, посланные из Воронежа в Москву, в Петербург, в действующую армию, заполнены военными сюжетами. Он получает в Воронеже регулярную информацию о ходе, военных действии от Меншикова, шлет ему свои указания.
 
В письмах этих можно почерпнуть ин­формацию об отдельных любопытных дета­лях быта царя в нашем городе. В Воронеже, как можно полагать, не нашлось хорошего зубного врача, а государю он был нужен. 22 февраля, на следующий день после приезда в Воронеж, Петр шлет письмо генерал-ад­миралу Федору Головину. К требованию о срочной присылке корабельных инструментов, царь добавляет: Изволь прислать так­же лекаря, который хотел мне зуб рвать.
 
В письме Александру Меншикову от 14 марта Петр благодарит своего соратника и помощника "за присылку собаки". Даль­нейшего развития поднятых в этих письмах вопросов мы, к сожалению, не знаем. Оста­лась неизвестной и фамилия лекаря, вы­рвавшего государю в Воронеже зуб, порода и кличка понравившейся ему собаки.
 
Дата последнего письма, посланного Петром из Воронежа в 1705 году, - 19 апреля. Он сообщает о предстоящем отъез­де. По всей вероятности, это произошло 20 апреля.
 
Петра очень беспокоило обмеление реки Воронеж после весенних разливов, мешав­шее плаванию больших многопушечных ко­раблей. Построенный английским инжене­ром Джоном Перри в 1704 году против слободы Чижовки шлюз мало помогал делу. Перед отъездом из Воронежа царь дал ука­зание начальнику Воронежского адмирал­тейства Федору Апраксину подыскать ниже города, поближе к устью реки Воронеж, новое место для строительства кораблей. Выполняя это распоряжение, адмирал Ап­раксин 1 июня 1705 года заложил при впа­дении речки Тавровки в реку Воронеж но­вую, Тавровскую верфь и город Тавров. Как свидетельствует Джон Перри, в том же 1705 году деревянный дом Петра \ в Воронеже был разобран по бревнам, перевезен в Тав­ров и вновь собран там в прежнем виде.
 
Более интересен и больше связан с государственными проблемами России сле­дующий, предпоследний приезд Петра I в Воронеж, относящийся к 1709 году. Война со Швецией продолжалась, Карл ХII с боль­шим войском вторгся в пределы России. Весьма реальной стала угроза движения шведской армии к Воронежу с целью унич­тожения здесь российского флота. В такой ситуации Петр не мог оставить наш город без внимания. Он приезжает в Воронеж 13 февраля и остается здесь до 9 апреля.
 
Спустя несколько дней в Воронеж при­езжает девятнадцатилетний сын Петра I царевич Алексей. Он был в то время еще вполне послушен и выполнял все требова­ния отца. (Разрыв между ними произойдет позже). Царь Петр и царевич Алексей вме­сте присутствовали в Воронеже на торжественной церемонии спуска на воду двух бо­евых кораблей - "Ласки" и "Старого Орла", а также на освящении кораблей в Адмирал­тейской церкви.
 
Государь внимательно осмотрел зало­женную адмиралом Апраксиным в 1705 го­ду Тавровскую крепость и новый город Тавров, нашел крепость достаточно крепкои и распорядился о переводе Адмиралтейства из Воронежа в Тавров. На случай возмож­ного продвижения шведской армии к Воро­нежу царь приказал все корабли перевести под защиту пушек и бастионов Таврова. Замечу, что из пяти бастионов Тавровской крепости, получивших высокую оценку Петра I, в настоящее время сохранились два: северный и северо-восточный. Они уже не те, что во времена Петра, сейчас басти­оны - целиком земляные, за три века рас­хищены укреплявшие их кирпичи и бревна, нет на них пушек, вода Воронежского водо­хранилища залила их основания. Но Тавровские бастионы наряду с Успенской, или Адмиралтейской, церковью, являются уни­кальным, уцелевшим до наших дней памят­ником петровской эпохи в Воронеже, и за­бывать об этом воронежцам не следует. Современное село Таврово в администра­тивном отношении подчинено Левобереж­ному району города Воронежа, а прежняя крепость XVIII века находится на берегу Воронежского водохранилища, в южной ча­сти нынешнего села.
 
Весной 1709 года, по свидетельству документов, Петр I допрашивал участников Булавинского восстания. В марте, после приезда в Воронеж Меншикова и других российских военачальников, царь провел своего рода заседание военного со­вета, на котором был разработан план предстоящей кампании в русско-шведской войне.
 
Из Воронежа Петр выехал 9 апреля. Его путь лежал через Тавров к городу Азову, а затем – к русской армии под Полтаву. До Таврова отца сопровождал царевич Алек­сей. 27 июня 1709 года произошла знаменитая Полтавская битва. Русская армия под командованием Петра I одержала в ней блестящую победу над шведскими войсками.
 
 Последний раз Петр посетил наш город в декабре 1722 года, возвращаясь из Пер­сидского похода. Он уже официально име­новался императором Петром Великим. Со­провождала его жена Екатерина (будущая императрица Екатерина I). Петр и Екате­рина пробыли в Воронеже лишь сутки. Опа­саясь возникновения новой войны с Тур­цией, Петр Великий распорядился о возоб­новлении здесь кораблестроения с 1723 года.
 
Вот и все об одиннадцати приездах Петра Великого в Воронеж. Заполненные большими делами, интересными события­ми, они оставили заметный след в истории нашего города. И - как теперь хочется думать - в памяти воронежцев.
В. Загоровский
  Профессор Воронежского университета
Категория: Край Воронежский | Добавил: pushkinsergey (02.06.2010)
Просмотров: 3789
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0